Первый спуск на лыжах, после инсульта.

March 11, 2015

 

Первый спуск с горы, после инсульта.

Спустя одиннадцать недель, после инсульта, мне впервые удалось встать на лыжи. Хотя это и было перед нашим домом, на ровной дороге, все равно, это была победа. Немедленно появилась мечта отправиться на горку. Попробовать сползти с самого пологого склона, хоть разок)). Для моего состояния на конец февраля 2015 года, затея была безумная.

Мы только начинали учиться ходить, под руку с Леной или Никитой. Иногда стало получаться пройти самому, без поддержки, около ста метров. Я ходил совершенно довольный, при этом «валил», как пикирующий бомбардировщик. Двигался с набором скорости, по неуправляемой траектории.

По дому я «рассекал» при помощи ходунков. Но максимально старался обходиться без них.

Когда мы первый раз встали на лыжи, стало понятно, что в лыжах мне на много устойчивее. Горнолыжные ботинки плотно удерживали ноги. Одев лыжи, мы надежно фиксировали ботинки, креплениями. Получалось в сто раз надежнее, чем просто держать равновесие на ногах, в обычной обуви. Двигаться я мог, толкаясь палками. Правда с толканием палками была на большая сложность, я иногда промахивался мимо поверхности)) Получалось забавно. Земля большая, но попасть в нее мне было не просто.

 

Итак едем делать первый спуск («сполз») с горки. С утра, я сделал ежедневную гимнастику, чуть в урезанном виде. Надо было оставить силы для поездки на лыжах. Приехали на гору. В Шуколово очень удобно, можно подъехать на машине к верху самого пологого склона. Вытащили и надежно установили на склоне стул. Никита помог мне перебраться из машины на него. Сидя, я надел ботинки. Пока я копался с ботинками, Никита вытащил из машины лыжи и положил их на склон, не далеко от меня. Как только я «победил» ботинки, он помог мне добраться до лыж и вставить ботинки в крепления. Сердце дико колотилось.

Пока Лена и Никита одевали свои ботинки и пристёгивали лыжи, я стоял и осваивался с ощущениями. Башка соображала плохо, плюс такой поток эмоций. По этому я смирно стоял и тупил глядя на склон))

Мы проговорили план действий. Главное было не торопиться и не суетиться. Мы были уверены, что все продумали)). Лена встала чуть ниже меня, Никита встал чуть выше. Они готовы были страховать, правда мы не очень понимали от чего и как. Не удивительно, до этого момента, учиться на лыжах, после инсульта, нам не приходилось)).

Я толкнулся палками, чуть повернул носки лыж под гору и пополз. Трудно было удержать левую ногу, она все время пыталась уехать в сторону. Мне казалась, будто меня вот-вот, разорвёт)) Мы медленно  доползли до левого края склона и я смог там остановиться. Получалось направлять лыжи в нужную сторону. Около края склона, Никита меня фактически переставил и развернул в другую сторону. Снова проехали до противоположенного края склона. Метров пятьдесят. Там остановились, набраться сил. После «перекура», Никита вновь меня развернул. Стало понятно, что силы на исходе. Лена, как разумный человек, предложила, на этом закончить. Но мы же ребята упёртые. Поползли дальше. Правда, я уже спускался при поддержки Никиты, повиснув на нём. Так мы сделали еще два поворота. Мы проехали 2/3 склона и решили, что хватит. С нас обоих пот лился градом.

Вдоль правого края склона вверх поднимается дорога. Вот к ней мы и подъехали. Силы кончились. Я повалился на снег и подумал, что готов, так лежать долго, главное что бы ни кто не трогал)). Теперь предстояло транспортировать мою обессиленную тушку на вверх горы, к машине. Тут мы поняли, что план-то наш с изъяном. Подняться на подъёмнике я не могу. Я даже доползти до него не смогу. Втащить меня вверх, не реально, даже для Никиты. Оставался один вариант. Никита должен был подняться на верх, и подогнать машину к нам. Только мы собрались воплотить это в жизнь, и о чудо! На дороге, возле нас, останавливается машина, знакомый синенький Фиат Пунто. Это Ленкина мама. Нашему удивлению и ликованию не было предела! Я так не радовался появлению тёщи, ни разу в жизни)). Меня усадили к ней в машину и через мгновение мы были на верху горы.

Оказавшись на верху мы поняли, что наша авантюра удалась.

На следующий день, мы снова были на горе. Мне было на много проще, получилось спуститься до самого низа склона. Потом поехали в третий раз. Смог спуститься дважды.

К началу марта освоили посадку на бугельный подъёмник, правда для этого приходилось просить его останавливать. Но главное я смог подняться. Это оказалось менее сложно, чем спускаться.

 

Спускаясь по склону, мы научились удерживать лыжи, что бы они не разъезжались. И даже разок, получилось съехать «плугом». Никита заснял это на камеру. После того, как я стал удерживать лыжи в нужном положении, мы пошли учиться подниматься на подъёмнике. Никита уезжал на подъёмнике первый. Ехал выше меня, готовый если что, с него соскочить и прийти мне на помощь. Лена помогала мне зацепиться и начать подниматься. Потом ехала за мной.

Наверху, слезть с подъёмника помогала моя тёща и Никита. Они ловили меня и отбуксировали в сторону от подъёмника.

 

После каждого катания, мы отмечали резкое и значительное улучшение во всём. Изменения были совершенно очевидными. Заметно улучшилась ходьба, стало лучше равновесие, координация. Очевидно, что движения становились активнее и правильнее.

На четвертое катание, спустились с горы три раза. Мы не ожидали, что катание на горных лыжах, так резко улучшит моё состояние. Это происходит до сих пор. После каждого катания, я чувствую положительный сдвиг. Это не надуманно. Неожиданно для себя  замечаешь, что конкретные вещи, становиться делать проще.

Для моего скорейшего восстановления после инсульта, лыжи имеют фантастическое значение.

Я разместил тут второе видео, для сравнения. Снято 2 февраля 2017. Чуть больше двух лет прошло между съёмками первого видео и второго.

 

 

 

Начало Ст.20. Первый раз встал на горные лыжи после инсульта.

 

 

МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ
Please reload

СТАТЬИ О ВОССТАНОВЛЕНИИ

Реклама МЦР.png
МЦР.jpg
Приглашаем к сотрудничеству клиники, реабилитационные центры, врачей и специалистов по восстановлению